Памятник Тотлебену

Памятник Тотлебену в Севастополе

Памятник Тотлебену

Памятник Тотлебену в СевастополеПамятник генерал-лейтенанту Эдуарду Ивановичу Тотлебену (1818-1884) установлен на Историческом бульваре Севастополя в честь выдающегося военного инженера графа Тотлебена, который возглавлял инженерную службу Черноморского флота во время Первой обороны Севастополя. Памятник был установлен 5 августа 1909 году. Авторы памятника: художник Александр Александрович Бильдерлинг (барон, генерал от кавалерии) и скульптор Иван Николаевич Шредер.

В центре мемориала находится гранитный пилон, на котором установлена скульптура Тотлебена во весь рост. Вокруг пилона расположены скульптуры защитников Севастополя: сапера, пробивающего подземный ход в стан противника; матроса, наводящего орудие; и солдат с оружием на изготовку. Все скульптуры изготовлены из бронзы. Высота памятника 13,75 метра.

На обратной стороне памятника была рельефная карта из бронзы, на которую нанесены укрепления Севастополя. Также на обратной стороне памятника укреплен картуш, на котором воспроизведен текст указа о награждении военного инженера Тотлебена орденом Святого Георгия третьей степени:

“Генералъ-адъютантъ графъ Эдуардъ Ивановичъ Тотлебенъ. Въ воздаяніе примѣрныхъ трудовъ по возведенію севастопольскихъ укрѣпленій, составляющихъ образецъ инженернаго искусства, и въ награду за блистательную храбрость при отраженіи штурма, награжденъ орденом Св. Георгія 3-й ст.”

Судьба была милостива к этому памятнику. В послереволюционные годы большевики его почему-то не тронули, устоял он и во время оккупации города фашистскими войсками. Впрочем, последнее объяснимо, – Тотлебен был прибалтийским немцем.

В 1942 году, во время обороны Севастополя, скульптура генерала сильно пострадала: снарядом была снесена голова Тотлебена, а сам монумент был сильно иссечен осколками. Восстановили памятник в 1945 году. Реставрационными работами руководил московский скульптор Л.М. Писаревский. Этот памятник – дань уважения благодарных потомков выдающемуся военному инженеру, чьим трудом, мужеством и талантом была создана уникальная система оборонительных сооружений, сохранившая жизни тысячам защитников Севастополя.

Эдуард Тотлебен родился 8 мая 1818 года в латвийском городе Митаве. Его семья изначально принадлежала к старинному дворянскому роду Тюрингии, но дед Эдуарда отказался от своих феодальных прав и поселился в прибалтийской губернии России в качестве купца 2-й гильдии. После рождения Эдуарда семья Тотлебенов переехала в Ригу, где мальчик получил начальное образование в одном из лучших частных пансионатов. На 14-м году жизни Эдуарда отправили в Петербург, для поступления в Главное инженерное училище. В январе 1936 года Эдуард Тотлебен был произведен в полевые инженер-прапорщики, но вскоре его отчислили из училища по болезни сердца. В феврале 1836 года Тотлебен был призван на действительную военную службу в Рижскую крепостную команду, откуда через два года был переведен поручиком в учебный саперный батальон. Там судьба свела его с генералом Шильдером, разрабатывавшим способы ведения подземной минной войны, в частности, исследовавшим эффективность различных способов бурения подземных ходов для скрытной закладки взрывчатки под вражеские позиции. Генерал заметил усердного поручика и начал ставить пред ним все более сложные задачи. В результате Тотлебен усовершенствовал конструкцию сверла для бурения подкопов, за что был произведен в штабс-капитаны.

Настоящее боевое крещение сверла Тотлебена получили во время войны на Кавказе при подрыве укрепленных пунктов Шамиля в Дагестане. При этом Тотлебен лично принимал активное участие в закладке фугасов и в боевых операциях. Его труды и мужество были высоко оценены – он был награжден золотой саблей “За храбрость”.

Следующим этапом службы Тотлебена было его участие в Дунайской компании 1853 года под командованием князя Горчакова. Наряду со строительством дорог и укреплений, там ему пришлось обучать минному делу саперов и пехотинцев. В январе 1854 года Тотлебен был произведен в подполковники.

А в это время все более очевидной становилась угроза высадки англо-французско-турец­кого десанта в Крыму. Желая помочь своему коллеге, князь Горчаков  командировал Тотлебена к Главнокомандующему российскими войсками в Крыму князю Меншикову с рекомендательным письмом. 10-го августа 1854 года Тотлебен прибыл в Севастополь и вручил Меншикову письмо Горчакова, но Меншиков почему-то ревностно отнесся к Тотлебену, и не торопился назначить его на какую-либо должность. Тогда Тотлебен, осмотрев укрепления городских объектов и Корабельной стороны, предоставил Меншикову доклад, в котором сообщил, что старые оборонительные сооружения почти полностью разрушены, и предложил план строительства новых укреплений, но Меншиков на этот доклад никак не отреагировал.

Только когда союзники высадили под Евпаторией десант (55 тысяч человек и 120 орудий) и выиграли Альминское сражение, началась лихорадочная работа по подготовке обороны Северной стороны Севастополя, откуда ждали главный удар. Работами было поручено руководить Тотлебену, все еще не получившему никакого официального назначения.

Несмотря на то, что, благодаря умелому руководству Тотлебена и напряженному труду солдат, за неделю, по свидетельству Корнилова, было сделано больше, чем раньше делали за год, Северная сторона все-таки оставалась почти беззащитной. По обеим сторонам Северного форта высились горы вновь насыпанных позиций для батарей, но эти укрепления имели скорее декоративный, чем боевой, характер. Брустверы были так низки, что едва прикрывали стоящих в окопе солдат. Однако набросанная талантливой рукой Тотлебена “декорация” ввела в заблуждение противника. Высланные на разведку офицеры доложили о многочисленных и мощных земляных укреплениях левого фланга русских войск. Это сообщение заставило союзников отказаться от штурма Северной стороны. Обойдя фланговым маршем Севастополь, они начали группировать силы против Южной стороны города.

Осознав плачевное состояние дел, князь Меншиков отбросил личные амбиции и 12 сентября на­значил инженер-подполковника Тотлебена руководителем всех работ по созданию и реконструированию оборонительных сооружений. Ему предстояло в предельно сжатые сроки пре­вратить Севастополь в крепость. Задача казалась невыполнимой, но Тотлебен взял на себя этот груз колоссальной ответственности. Здесь в полной мере раскрылся его талант инженера-фортификатора. Под руководством Тотлебена строились бастионы, люнеты, редуты, создавалась глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Основные укрепления связывались между собой стрелковыми траншеями. Снятые с кораблей орудия использовались для усиления фронтальной обороны позиций. Обобщенный план расположения наших укреплений и позиций противника показан на схеме  ниже:

План укреплений Севастополя

Проводимая неприятелем с дальнего расстояния рекогносцировка дала преувеличенное представление о нашей оборонительной мощи и союзники приступили к созданию осадных батарей, чтобы подавить нашу артиллерию и с помощью бомбардировки облегчить штурм города своим пехотным войскам. Тотлебен умело использовал эту паузу, чтобы достойно подготовиться к предстоящей артиллерийской дуэли, от исхода которой во многом зависел успех штурма. В период с 14-го сентября по 4-е октября под его руководством было построено более 20 батарей. А 5-го октября состоялась первая проверка боем наших укреплений, – союзные войска впервые предприняли массированную бомбардировку Севастополя.

На Городской стороне наша артиллерия взяла верх над французской, а на Корабельной  перевес остался за англичанами. Тем не менее, поражение французских батарей заставило союзников на этот раз отказаться от генерального штурма. Время было выиграно и Тотлебен использовал его максимально эффективно – восстановил батареи, поврежденные 5-го октября, а затем построил и вооружил два десятка новых батарей. Наряду с этим для войск повсеместно были построены блиндажи, улучшены ходы сообщения и обустроены капониры для орудий – амбразуры защищены прочными шторами из тяжелых фашин (связок прутьев, начиненных галькой), как это показано на картине Ф.А. Рубо ниже:

Капонир

Всю зиму осадные работы союзников продвигались крайне медленно. Тотлебен воспользовался этим, чтобы перейти к более активной обороне. Опыт кавказских войн убедил его в пользе завалов из камней, дающих возможность с близкого расстояния беспокоить противника ружейным огнем. С первых же дней использования этой тактики наши стрелки стали поражать противников на флангах, сильно затрудняя их обыденную жизнь.

Не менее успешно Тотлебен применял и свой опыт минной войны, приобретенный во время кавказских баталий и до них. В этом его верным помощником стал штабс-капитан саперного батальона А.В. Мельников, который под руководством Тотлебена провел много бле­стящих подземных минных и контрминных операций.

Одна из этих операций подробно описана историками. Зная, что союзникам очень мешает расположенный на Бульварной высоте (ныне это Исторический бульвар) 4-й бастион, защищавший центр города, Тотлебен предугадал, что противник попытается сделать подкоп под наши оборонительные позиции, чтобы взорвать их. В связи с этим он поручил Мельникову произвести разведку, а если потребуется, то и контрминную операцию. Саперы Мельникова прорыли на глубине 6-ти метров под позициями 4-го бастиона круговую галерею, а из нее два слуховых рукава длиной 43 и 54 метра в сторону противника. Вскоре солдаты, находившиеся в одном из этих рукавов, услышали, что с неприятельской стороны роют подкоп. Тотлебен приказал вырыть в рукаве небольшое ответвление, загрузить туда 200 кг. пороха и ждать приближения противника. Когда французы приблизились к нашей подземной позиции настолько, что стали слышны их голоса, порох взорвали. Этот взрыв настолько потряс французов, что они поспешно отступили, бросив свой участок минной галереи.

Подземно-минная война ожесточенно велась с обеих сторон в течение 7 месяцев. При этом вырубались все более длинные галереи, а чем дальше под землей продвигались саперы, тем тяжелее им становилось работать. Часто из-за нехватки кислорода работали без свечей, наощупь. Землю выносили в мешках. Большой помехой были грунтовые воды, которые заливали галереи. Трудились под землей по восемь часов в три смены. За 7 месяцев защитники Севастополя прорыли около 7 километров подземных галерей и слуховых рукавов, произвели 94 подземных взрыва, на которые израсходовали более 12 тонн пороха. Всеми минными работами умело руководил Тотлебен. Ниже на картине Ф.А. Рубо показано, что в подземельях трудились не только низшие чины, но и господа офицеры.

Подземная минная война Рубо

Сделав выводы из первой неудачной бомбардировки наших позиций 5-го октября 1854 года, союзники перегруппировали свои силы и 23-го марта 1855 года начали вторую массированную бомбардировку, продолжавшуюся с перерывами 10 суток. Но каждую ночь гарнизон исправлял причиненные бомбардировкой повреждения, и к утру оборонительная линия снова была в состоянии открыть огонь. Видя, что оборону Севастополя не удается существенно ослабить, союзники были вынуждены опять отменить генеральный штурм города.

Третья массированная бомбардировка позиций защитников города состоялась 25 и 26 мая, а затем, после перерыва, продолжилась 5 июня. Поскольку основной удар союзников наносился по Малахову кургану, Тотлебен всеми силами укреплял его оборону. В частности, он распорядился установить на переднем фасе бастиона полевые орудия, которые оттуда могли бить прямой наводкой по наступающему противнику. Также под личным наблюдением Тотлебена укреплялись земляные брустверы бастиона и стрелковые окопы. Эти меры дали хороший результат, – атака союзников, предпринятая ими под прикрытием осадной артиллерии, была сорвана. В этом бою Тотлебен был легко ранен в лицо жестянкой от картечи.

Когда натиск противника ослабел, Тотлебен активно занялся улучшением позиций наших артиллерийских батарей. Он успел побывать на всех позициях, но наибольшее внимание уделил Малахову кургану. Однако Тотлебен не успел реализовать все свои задумки, так как 8-го июня был ранен штуцерной пулей в правую ногу навылет с повреждением надкостницы.

Рана оказалась серьезной. В течение двух месяцев Тотлебену пришлось перенести несколь­ко операций. Хотя во дворе его дома неоднократно падали снаряды, Тотлебен не соглашался переехать на Северную сторону, но, в конце концов, значительное ухудшение здоровья заставило его согласиться покинуть осажденный город и он в полубесчувственном состоянии был перевезен в Бельбекскую долину. Там Тотлебен подлечился и 24 августа вернулся в Севастополь. Поселился он в одной из казарм Северной стороны, откуда 27-го августа с горечью на­блюдал в бинокль падение Малахова кургана (см. ниже фото картины Ф.А. Рубо), на создание укреплений которого им было затрачено так много сил. В седьмом часу вечера 27 августа исход сражения был предрешен, и началось отступление гарнизона по наведенному заранее понтонному мосту с Южной стороны на Северную.

Малахов курган

Вклад Тотлебена в оборону Севастополя был высоко оценен Государем и вознагражден по заслугам: 18 октября 1854 года он был назначен флигель-адъютантом, 10 апреля 1855 года произведен в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества; 25 апреля 1855 года его имя и фамилию велено было начертать на мраморной доске Главного инженерного училища; 15 июня 1855 года он получил орден Св. Георгия 3-й степени.

После падения Севастополя Тотлебен, назначенный генерал-адъютантом, был вызван в Николаев для создания там системы оборонительных сооружений. Служебная записка Тотлебена об укреплениях Николаева является одной из самых ценных его научных работ. Сформулированные в ней идеи открывали новую эру в фортификационном искусстве. В частности, Тотлебен обосновал там необходимость иметь в линии обороны взаимосвязанную систему фортов с промежуточными артиллерийскими позициями.

После выполнения всех дел в Николаеве, Тотлебен был отозван в Петербург, где занялся усилением Кронштадтских укреплений. В 1859 году Тотлебен был назначен Директором инженерного департамента Военного министерства, а затем много лет руководил работами по усилению российских крепостей, начиная с Выборга и заканчивая Керчью. В 1873 году на особом совещании о стратегическом положении России, проводимом под председательством Государя, был принят план Тотлебена по созданию оборонительных сооружений. Однако выполнить этот план в полном объеме не удалось из-за Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Перед началом этой войны Тотлебен был вызван Государем в Ливадию и назначен Главным распорядителем по обороне Черноморского побережья. Тотлебен сразу же поставил минные заграждения в районе Севастополя, Керчи, Очакова и Одессы, а также возвел там новые батареи и усилил вооружение. Это существенно повлияло на ход военных действий в 1877-1878 годах, за что Тотлебен был награжден орденами Св. Георгия 2-й степени и Андрея Первозванного, а по случаю 25-летия со дня героического противостояния противнику во время 1-й бомбардировки Севастополя возведен в графское достоинство (см. ниже его парадный портрет). Талант, мужество и достижения в военном строительстве Тотлебена были признаны и на международном уровне. Известные военные инженеры того времени называли Тотлебена “самым замечательным инженером XIX века”.

Тотлебен

В 1879 году карьера Тотлебена сделала крутой поворот: в апреле он был назначен временным генерал-губернатором Одессы, а 1-го сентября того же года – командующим войсками Одесского военного округа. После вступления в должность он с чрезвычайным рвением приступил к искоренению революционной крамолы во всех ее проявлениях.

В мае 1880 года Тотлебен был назначен генерал-губернатором Северо-западного края, но в этом качестве прослужил недолго. Уже в 1882 году он был вынужден выехать за границу для лечения. Умер Тотлебен 19 июня 1884 года в литовском городке Кедайняй и был временно похоронен там в часовне-мавзолее на кладбище у лютеранской церкви. 5 октября 1884 года по повелению императора Александра III Тотлебен был торжественно перезахоронен в Севастополе на Братском кладбище Северной стороны.

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *